Практика возбуждения уголовного дела

Практика возбуждения уголовного дела по статье 315 Уголовного кодекса РФ через службу судебных приставов

Практика возбуждения уголовного дела

Симбирцева Татьяна, 
юрист-аналитик юридической компании ЮРКОЛЛЕГИЯ

Взыскание долга в рамках исполнительного производства – довольно частая практика работы специалистов юридических компаний в области взыскания долгов, представляющих интересы взыскателя.

Успех данного мероприятия зависит от нескольких факторов, в том числе от правильной, целенаправленной работы судебного пристава-исполнителя, а также его профессионального рвения и интереса в разрешении проблемного дела.

При этом инициирование отдельных процедур при исполнении судебного акта происходит со стороны взыскателя в рамках уголовно-правовых способов защиты, например, обращение с заявлением о возбуждении уголовного дела, предварительное расследование по которому проводят судебные приставы-исполнители в виде дознания.

Наиболее актуальным вопросом в практике специалистов по взысканию долгов, является проблема неисполнения должником решения суда. Подобное поведение должника в виде неисполнения или воспрепятствование исполнению вступившего в законную силу решения суда подлежит уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ.

Согласно п. 4 ч. 3 ст. 151 УПК РФ дознание по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 315 УК РФ (неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта), производит Федеральная службой судебных приставов. Дознание в Федеральной службе судебных приставов в настоящее время проходит стадию становления.

14 марта 2009 года был принят Федеральный закон № 38-ФЗ о внесении изменений в статьи 40 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Данным федеральным законом установлено, что Федеральная служба судебных приставов является органом дознания.

Ранее такими полномочиями обладали лишь ряд должностных лиц ФССП России (главный судебный пристав, его заместители, главный судебный пристав субъекта Российской Федерации, его заместители, старший судебный пристав).

Указанные должностные лица, обладающие, кроме процессуальных, достаточно обширными обязанностями руководителей, возлагали полномочия органа дознания на судебных приставов-исполнителей.

На практике это приводило к тому, что зачастую уголовные дела расследовались «в нагрузку» к ведению исполнительных производств, что не могло не сказываться на качестве дознания. Принятый федеральный закон позволяет более четко структурировать органы дознания ФССП России и ввести должность дознавателя.

В Федеральной службе судебных приставов были подведены итоги работы за первый квартал 2009 года.

В указанный период территориальными органами ФССП России по статье 315 УК РФ «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта» было возбуждено 446 уголовных дел (в сравнении с 170 уголовными делами, возбужденными в 2008 году) (www.fssprus.ru).

Это сравнительно высокий показатель по отношению к аналогичному периоду прошлого года, что говорит о повышающейся частоте возбуждения уголовных дел по рассматриваемой статье Уголовного кодекса РФ и оживлении будучи «мертвой» правовой нормы.

Однако на практике возникает ряд проблем в реализации данной правовой нормы, рассмотрению которых и посвящена настоящая статья.

Согласно статье 315 УК РФ злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, служащим органа местного самоуправления, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению – наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Состав преступления

В соответствии с ч. 1 ст.

392 УПК вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории РФ. Аналогичные требования содержатся в ст. 13 ГПК РФ, ст. 31.2 КоАП РФ, ст. 16 АПК РФ.

Непосредственный объект преступления – нормальная деятельность органов правосудия по реализации судебных постановлений (приговора, решения или иного судебного акта).

Объективная сторона рассматриваемого преступления выражается в злостном неисполнении вступивших в законную силу приговора, решения суда или иного судебного акта либо в воспрепятствовании их исполнению.

При этом под неисполнением указанных процессуальных актов понимается бездействие названных в статье лиц по реализации судебного решения, т.е. несовершение действий, необходимых для приведения в исполнение вступивших в законную силу приговора, решения суда или иного судебного акта.

Конкретные формы неисполнения могут быть различными: администрация организации не освобождает осужденного от должности, которую он лишен права занимать, или не запрещает заниматься определенной деятельностью, или не выполняет судебное решение о восстановлении на работе незаконно уволенного, или оставляет без движения исполнительный лист о взыскании денежных сумм и т.п. Вместе с тем неисполнение может проявляться и в каких-либо действиях виновного лица. Например, субъект в устной или письменной форме сообщает заинтересованному лицу о своем отказе совершить действия по реализации судебного акта, либо им осуществляется деятельность, прямо свидетельствующая об отсутствии намерений исполнить судебное решение.

Пример: органами дознания Ц. обвинялся в злостном неисполнении решения Арбитражного суда Владимирской области, обязывавшего муниципальное учреждение, руководителем которого он являлся, освободить нежилое помещение, ранее переданное данной организации по договору аренды.

Дознавателем было установлено, что вопреки судебному акту, возложившему на муниципальное учреждение обязанность в месячный срок с момента вступления решения суда в законную силу освободить спорное жилое помещение, Ц.

как муниципальным служащим не были предприняты какие-либо меры по исполнению указанных требований. Так, в частности, продолжало функционировать данное учреждение, не были осуществлены действия по поиску нового места для размещения юридического лица.

Кроме того, своим письмом на имя руководителя организации-взыскателя Ц. сообщил, что до конца текущего года переезд его учреждения не будет осуществлен по причине отсутствия в муниципальном фонде свободных нежилых помещений, необходимых для учреждений данной категории.

За неисполнение судебного решения муниципальное учреждение дважды привлекалось к ответственности в виде штрафа в соответствии со ст. 85 ФЗ “Об исполнительном производстве”, однако судебный акт так и не был исполнен.

Таким образом, при принятии решения о возбуждении уголовного дела по ст. 315 Уголовного кодекса РФ в качестве одного из основных доказательств было использовано письменное уведомление должника на имя взыскателя о нежелании исполнять решение арбитражного суда.

Воспрепятствование исполнению приговора суда, решения суда или иного судебного акта проявляется в действиях, направленных на то, чтобы сделать затруднительным или невозможным их реализацию, например противодействие судебному исполнителю, требующему освободить помещение, и т.п. Формы воспрепятствования могут быть различными, в том числе:

– виновный дает обязательные для своих подчиненных указания, распоряжения и т.п., запрещающие последним исполнить предписания, содержащиеся в судебном акте;

– создает всяческие помехи в деятельности судебного пристава-исполнителя, других уполномоченных для исполнения судебных актов лиц;

– не передает необходимые для исполнения судебного акта документы, информацию и т.п.;

– дезинформирует лиц, уполномоченных на исполнение судебного акта, о фактическом местонахождении организации, о банковских счетах и т.п.;

– совершает любые иные действия, направленные на то, чтобы затруднить или сделать невозможным реальное исполнение судебного акта.

Ответственность по ст. 315 влечет не любое, а лишь злостное неисполнение судебного решения.

Юридическое понятие злостности в нормативно-правовых актах отсутствует, нет также и официального толкования данного термина в разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Если рассматривать судебно-следственную практику применения ст. 315 Уголовного кодекса РФ, то и здесь наблюдаются разные подходы к пониманию злостности.

Рассмотрим некоторые примеры.

Так, например, по уголовному делу по обвинению С., рассмотренному мировым судьей Судогодского района Владимирской области, указывалось следующее: Обвиняемый С.

замещал должность председателя сельскохозяйственного кооператива “Головино”.

Решением общего собрания членов кооператива был наделен правом оперативного руководства кооперативом, в том числе правом распоряжаться имуществом и денежными средствами данной организации.

Решением Арбитражного суда Владимирской области с СПК “Головино” в пользу государственного учреждения – Управления Пенсионного фонда РФ по Судогодскому району Владимирской области была взыскана недоимка по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 18000 руб.

На основании исполнительного листа судебным приставом-исполнителем было возбуждено исполнительное производство, о чем С. был извещен в письменной форме. Однако в установленный срок решение суда не было исполнено.

Дважды судебный пристав-исполнитель выносил в отношении подсудимого письменные предупреждения об уголовной ответственности за неисполнение судебного акта. Вместе с тем задолженность не была погашена. С.

сообщил в письменной форме судебному приставу-исполнителю о том, что кооператив не располагает необходимыми средствами для оплаты долга по пенсионному страхованию.

Источник: https://urcollegia.ru/analytics/praktika-vozbuzhdeniya-ugolovnogo-dela-po-state-315-ugolovnogo-kodeksa-rf-cherez-sluzhbu-sudebnykh-p/

К проблеме возбуждения и расследования уголовных дел в отношении неустановленных лиц

Практика возбуждения уголовного дела
Вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленных лиц относится к тем практическим приемам ведения следствия, которые не придаются огласке в научной литературе.

С точки зрения науки уголовного процесса, в рамках академических курсов университета, вообще не исследуется, так как доктринально презюмируется, что возбуждение уголовного дела не предполагает его персонификацию, последняя же является самостоятельной стадией уголовного процесса (привлечение в качестве подозреваемого конкретного лица).

Однако вопрос наиважнейший, как для теории уголовного процесса, так и для практики применения уголовно – процессуального закона. Во – первых, с точки зрения теории, в России не разделена деятельность органов дознания и субъектов предварительного следствия. Так, например, УПК РФ не дает определения уголовного дела вообще.

Существует определение уголовного преследования (ст. 5 п. 55 УПК РФ)- процессуальная деятельность, осуществляема стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. При этом, Главой 6 УПК РФ ст.

40 УПК РФ орган дознания отнесен к «участникам уголовного судопроизводства со стороны обвинения» (глава 6 УПК РФ).

При этом под уголовным судопроизводством понимается (ст. 5 п. 56 УПК РФ)- досудебное и судебное производство по уголовному делу.

Таким образом, как это ни парадоксально, понятие уголовного судопроизводства в России шире понятия уголовного преследования, поскольку определение второго четко ориентировано на конкретное лицо – подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, в то время как уголовное судопроизводство не связано с уголовным делом возбужденным или расследуемым в отношении конкретного лица. При этом законодатель абсолютно небрежен в определении понятий подозрение и подозреваемый.

С учетом требований ст. 146 ч. 2 УПК РФ ссылка ст. 46 ч. 1 п. 1 УПК РФ остается неясной.

В практике встречаются постановления о возбуждении уголовного дела такого рода: сначала идет описание события преступления, включая указание на лицо совершившее преступление, его ФИО и место жительство, в резолютивной части постановления — решение о возбуждении уголовного дела в отношении неустановленного лица. При этом требования ст. 146 ч. 2 УПК РФ не нарушаются. Можно ли при такой ситуации говорить о том, что дело возбуждено в отношении конкретного лица, и оно является подозреваемым по делу?

Подозрение как юридический факт, влекущий за собой изменение прав и обязанностей участников правоотношения не описано и не определено в УПК РФ.

Здесь все отдано на откуп практике, при том, что это фундаментальный вопрос уголовного процесса. Статус подозреваемого, момент его приобретения так же не определен. Даже положения ст.

91, 92 УПК РФ освещают права органов дознания и предварительного следствия в отношении лица, которое уже является подозреваемым.

Таким образом, УПК РФ в этой части полностью унаследовал карательный характер, когда оперативно- розыскная деятельность синкретична с предварительным расследованием, вплоть до предъявления обвинения, функции идентичны, а полномочия равны. Возбуждение уголовное дела, и само уголовное дело является лишь формальностью, которая позволяет легализовывать материалы ОРД, не изменяя при этом режим секретности (меняя режим ОРМ на следственную тайну). Формой такого единения является возбуждение уголовного дела в отношении неустановленного лица. При этом УПК РФ позволяет проводить все необходимые следственные действия в полном объеме по делам, возбужденным в отношении неустановленных лиц. Так, ст. 208 УПК РФ не называет в качестве основания для обязательного приостановления дела невозможность установить лицо, причастное к совершению преступления. Указано, что дело приостанавливается в случае, если лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (ст. 208 ч. 1 п. 1 УПК РФ). Во всех остальных случаях речь идет опять же о подозреваемом, который скрылся, либо болен.

При этом ст. 171ч. 1 УПК РФ говорит о том, что «при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого». В практике встречаются такие случаи «законного» ведения уголовного дела.

Дело расследуется в отношении неустановленных лиц на протяжении полугода, при этом собираются все доказательства в отношении виновности конкретного лица, более того изначально в рапорте или заявлении об обнаружении признаков преступления на данное лицо указывается как на лицо, совершившее преступление, в дальнейшем следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого и объявлении его одновременно в розыск.

После чего лицо задерживается органом дознания, а в дальнейшем и следователем в порядке ст. 91, 92 УПК РФ. Это идеальная схема для так называемых «заказных дел». Стоит ли говорить о том, что вмешательство защитника, общественности в данный период времени и попытка реализовать гарантии УПК РФ не меняет и не может изменить ничего? Насколько это законно? Абсолютно законно с точки зрения положений УПК РФ. В России досудебное производство по делу поручено всем видам правоохранительных органов. Закон прямо говорит об этом (ст. 5 п. 9 УПК РФ). Момент получения сообщения о преступлении так же размыт, но все же законодательно описан как повод для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ). И здесь законодатель не утруждал себя юридической техникой. Один лишь сопоставительный анализ ст. 140 ч. 2 УПК РФ и требования ст.143 УПК РФ сразу открывает глаза на силу органов дознания. Фактически судьба дела решается рапортом сотрудника органа дознания, а так же и следователя, прокурора и т.д., определяющим признаки преступления которое он обнаружил. В практике данные признаки вовсе никогда не указываются, но сам рапорт является уже достаточным основанием для возбуждения уголовного дела в отсутствии проверочных ОРМ.

Следуя духу закона и Конституции РФ ситуация должна была бы быть следующего характера, когда лицо совершившее преступление действительно невозможно установить (например, найден труп с признаками насильственной смерти) сотрудниками органа дознания, обнаружившими данный труп (выехавшими на место происшествия) составляются рапорты, которые ложатся в основу постановления о возбуждении уголовного дела. Далее в рамках возбужденного уголовного дела, на основании отдельного поручения следователя, после выполнения следственных действий, направленных на фиксацию следов преступления (опрос и допрос очевидцев, свидетелей, назначения экспертиз и прочее), проводятся ОРМ на предмет установления лица причастного к совершению преступления, а дело приостанавливается. Но это все здравый смысл, в УПК РФ какой — либо нормы, либо свода норм, предписывающих следователю действовать именно таким образом, нет.

Как нет и указания о том, когда именно задерживать, считать подозреваемым, или привлекать в качестве обвиняемого лицо, в отношении которого собраны доказательства о причастности к преступлению. В итоге наш следователь может с момента возбуждения уголовного дела и принятия его к производству точно знать, кто совершил преступление, иметь доказательства совершения преступления данным лицом (начиная от свидетельских показаний, и заканчивая материалами ОРД, вплоть до негласного сбора образцов для сравнительного исследования, данных ОТМ и прочее) и ничего не делать для его привлечения в качестве обвиняемого. В отношении него будет подозрение. При этом излюбленной тактикой следствия является допрос лиц, в отношении которых собрана практически вся доказательственная база, в качестве свидетелей, проведение с ними очных ставок, без предоставления гарантий ст. 51 УПК РФ, разумеется.

В итоге положения о равенстве стороны защиты и обвинения, продекларированные ст. 15, 244 УПК РФ приобретают зловещий смысл в буквальном понимании текста- «равны перед судом, в судебном заседании». Принципы, закрепленные ст. 14 и 16 УПК РФ вообще не имеют реализации по такого рода делам.

Действительно, если дело ведется в отношении неустановленного лица, которое формально не привлечено к уголовной ответственности, более того в отношении, которого не ведется уголовного преследования, а имеет место быть всего лишь уголовное судопроизводство, то кого же считать невиновным до вступления в силу приговора суда, кому обеспечивать право на защиту?

Если прибавить к этому тот факт, что неустановленные лица, становятся установленными обычно за одну, две недели до окончания сроков предварительного расследования, требования ст.159 ч. 2, 86 ч. 3 УПК РФ являются изначально мертворожденным правом, защита лишена права ходатайствовать перед прокурором о продлении сроков предварительного расследования, то можно сделать вывод, что наш демократический УПК РФ предоставляет правоохранительным органам механизм ведения уголовного дела, позволяющий доказать в суде виновность любого лица в инкриминируемом деянии. Мы не случайно использовали термин «правоохранительные органы».В УПК РФ нет четкого разделения органов дознания и органов предварительного следствия, не говоря уже о том, что в РФ нет отдельного органа, занимающегося предварительным расследованием. Сама по себе система подследственности уникальна и не для юриста представляет собой лабиринт, которому позавидовали бы самые изощренные хранители сокровищ. В неописуемый восторг приводит, например, положение ст. 151 ч.5 УПК РФ, особенно когда ОРЧ разных ведомств ведут независимо друг от друга разработку фигурантов, а затем прокурорскими работниками создаются оперативно- следственные группы, включающие в себя следователей каждого ведомства. Это позволяет по одному делу сразу же записывать раскрытие двум, трем оперативным подразделениям разных ведомств, получать премии, а как это влияет на статистику раскрываемости преступлений по стране! В одной рабочей командировке автор этих строк столкнулся аж с 7 рапортами оперативных сотрудников 7 оперативных служб 2-х ведомств, из каждого при этом следовало, что именно данный оперативник, совершенно независимо от другого, в различный период времени выявил совершенное преступление. Райотдел МВД умудрился себе поставить раскрытие уже когда дело было передано в суд! Отсутствие четкого разделения функций закреплено при этом законодательно (ст. 40 ч. 2 п. 2, 157 УПК РФ).
Таким образом, предварительное следствие, по сути, в РФ может вести любой сотрудник правоохранительных органов и это будет абсолютно законным.На наш взгляд именно этот факт синкретичности органов дознания и органов предварительного следствия является основой для осуществления предварительного следствия в отношении неустановленных лиц. Симбиоз ОРД и следствия, как это ни странно достигает своего апогея в среде прокурорских работников, которые не обращая ни на что внимания, в рамках 144 ч. 1 УПК РФ отбирают объяснения, реализуя по сути первый вид ОРМ – опрос, или, например, положения ст. 202 УПК РФ, дублирующие аналогичный вид ОРД. При этом положения ст. 51 УПК РФ в расчет не принимаются, так как речь не идет о даче показаний. Хотя и по духу конституции, и по здравому смыслу термин «свидетельствовать» должен распространяться и на образцы для сравнительного исследования. Все это еще раз доказывает, что в ни в практике, ни в теории уголовного процесса в России не сложилось четкого разделения между органами дознания и предварительного следствия. Структура организации правоохранительных органов, которым придано следствие лишний раз подтверждает это.Практика возбуждения уголовных дел, в отношении неустановленных лиц, при том, что в самом поводе для возбуждения уголовного дела (заявлении, рапорте), собранном материале доследственной проверки, прямо указывается на лицо совершившее преступление, — является наследием и закономерным результатом отсутствия четкой грани между оперативно – розыскной деятельностью, которая по своей природе носит негласный характер и предварительным следствием, которое наоборот является публичной функцией государства, основанной на состязательности и открытости для лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Мягкий переход тайны ОРД в следственную тайну, реализованный в нашем УПК РФ, в отношении дел, возбужденных в отношении неустановленных лиц, отсутствие возможности у суда по возвращении дела для полноценного дополнительного расследования, позволяют говорить о том, такой порядок уголовного судопроизводства не соответствует и не может соответствовать требованиям ст. 1 ч. 3 УПК РФ. Справедливое правосудие с учетом такого механизма уголовного преследования не может быть достигнуто, равно, как и реализованы нормы о праве на защиту. Представляется необходимым предложить разумные изменения в законе, связанные с устранением разницы между уголовным преследованием и уголовным судопроизводством, направленные на лишение возможности следствия, органов дознания возбуждать уголовные дела в отношении неустановленных лиц, расследовать их в полном объеме в отношении конкретных лиц. При нынешней системе организации правоохранительных органов в РФ, симбиозе следствия и органов дознания, представляется возможным до появления конкретного подозреваемого, обвиняемого проводить весь комплекс необходимых мероприятий в рамках ОРД, без возбуждения уголовного дела.

В противном случае каждый подвергается опасности в один прекрасный день узнать о своей следственно — доказанной причастности к преступлению, которого не совершал. А с учетом таких статей УК РФ как, например, ст. 330 УК РФ обвинение может быть полностью обоснованным и законным.

Источник: https://pravorub.ru/articles/1541.html

Возбуждение уголовного дела: некоторые вопросы теории и практики

Практика возбуждения уголовного дела

Михайловская Ольга Валентиновна

кандидат юридических наук, Краснодарский университет МВД России (e-mail: olichka_miha@mail.ru)

Узгорская Ирина Александровна

Краснодарский университет МВД России (e-mail: irina_uzgorskaja@rambler.ru)

Возбуждение уголовного дела: некоторые вопросы теории и практики

В статье рассматриваются вопросы принятия процессуального решения по сообщению о преступлении в случае смерти лица, совершившего преступление.

Ключевые слова: возбуждение уголовного дела, процессуальный статус подозреваемого, прекращение уголовного дела и уголовного преследования, приостановление производства по уголовному делу, отмена постановления, законность, обоснованность.

0.V. Mikhailovskaya, Candidate of Law, Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; e-mail: olichka_miha@mail.ru;

1.A. Uzgorskaya, Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; e-mail: irina-uzgorskaja@rambler.ru

Initiation of criminal proceedings: some issues of theory and practice

The article discusses issues of the adoption of the procedural decision to report the crime in case of death of the person who committed the crime.

Key words: initiation of criminal proceedings, procedural status of the suspect, termination of the criminal case and criminal persecution, suspension of criminal proceedings, abolition of the decree, legality, validity.

При производстве предварительного расследования следователи зачастую сталкиваются с ситуациями, в которых принять единое процессуальное решение крайне затруднительно, так как в уголовно-процессуальном законе найти ключ к решению возникшей проблемы невозможно.

При этом ст. 7 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) содержит прямое указание на то, что постановления должностных лиц, принимающих решения по уголовным делам, в частности следователя, должны быть законными, обоснованными и мотивированными [1].

Авторы статьи заинтересовались одним из таких «спорных моментов» в случае, когда по уголовному делу следователь не смог принять законное решение, ссылаясь на пробелы уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации.

Так, уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленного лица, совершившего тайное хищение чужого имущества, принадлежащего гражданке И.

Решение о возбуждении уголовного дела по данному факту следователем принято на третьи сутки с момента получения заявления о совер-

шении преступления. В ходе предварительного следствия было установлено, что лицом, совершившим хищение, является гражданин М. Однако также установлено, что через двое суток после совершения преступления М.

погиб в результате дорожно-транспортного происшествия. Соответственно, уголовное дело возбуждено фактически после смерти М.

, юридически же данный факт установлен после того, как по уголовному делу проведен ряд следственных и иных процессуальных действий.

После установления указанных обстоятельств стало ясно, что привлечь лицо к уголовной ответственности не представляется возможным и необходимо принять процессуальное решение по уголовному делу.

Одним из оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела согласно п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ является смерть подозреваемого или обвиняемого. Исключение составляет необходимость производства по уголовному делу в целях реабилитации умершего.

Статья 46 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень оснований приобретения лицом статуса подозреваемого, а именно:

127

возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица;

задержание лица по подозрению в совершении преступления (в порядке ст. 91-92 УПК РФ);

применение к лицу меры пресечения до предъявления обвинения в порядке ст. 100 УПК РФ;

уведомление лица о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ [1].

Указанные основания по приобретению статуса подозреваемого применить в приведенной нами ситуации невозможно, так как уголовное дело возбуждено по факту совершения преступления – хищения неустановленным лицом имущества у гражданки И., не в отношении конкретного лица. Само же лицо погибло до принятия процессуального решения о возбуждении уголовного дела.

Соответственно, несмотря на то, что в ходе предварительного следствия было установлено, что преступление было совершено гражданином М., придать ему статус подозреваемого, чтобы прекратить уголовное дело и уголовное преследование по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, невозможно.

Мы согласны с мнением ученых, что формулировка указанного основания затрудняет применение процессуальной нормы на практике.

Если следовать буквальному толкованию, то, прежде чем прекратить уголовное дело или отказать в возбуждении уголовного дела, следователю надлежит придать умершему лицу процессуальный статус подозреваемого.

Соответственно, если смерть лица наступила на этапе проверки сообщения о преступлении, отказаться от предварительного расследования следователь не может. Однако согласно названию ст.

24 УПК РФ «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела» указанные в ней основания служат, в том числе, и для отказа в возбуждении уголовного дела. Важным моментом является установление признаков состава преступления в действиях конкретного лица [2, с. 190].

Следователем по рассматриваемому нами уголовному делу было принято решение о приостановлении предварительного следствия по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, т.е. в связи с тем, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено.

По мнению авторов, данное решение следователем принято незаконно и необоснованно, так как в ходе следствия было установлено,

что преступление совершено гражданином М., и, соответственно, основания для приостановления производства по уголовному делу, предусмотренные п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, отсутствовали. Естественно, мы рассматриваем тот случай, когда достоверно установлено, что преступление совершил именно М., о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах уголовного дела доказательства.

В ходе исследования данной проблемы авторы пришли к выводу, что при возникновении такой процессуальной ситуации единого практического подхода не сформировано. По таким уголовным делам следователями принимаются решения как о приостановлении производства по уголовному делу, так и о прекращении уголовного дела.

При этом авторы считают, что оснований для прекращения уголовного дела в данном случае также не имеется.

Если основанием прекращения уголовного дела рассматривать смерть подозреваемого или обвиняемого, то возникает вопрос, каким образом наделить статусом подозреваемого (или обвиняемого) лицо, которое скончалось еще до возбуждения уголовного дела.

Возникает вопрос, какое же законное решение должен был принять в данном случае следователь?

В рассматриваемой процессуальной ситуации единственным законным и обоснованным решением, по мнению авторов, является отмена руководителем следственного органа в порядке ст. 39 УПК РФ постановления следователя о возбуждении уголовного дела.

Данное решение продиктовано тем, что смерть лица, совершившего преступление, наступила еще до принятия решения о возбуждении уголовного дела, соответственно, оснований для возбуждения уголовного дела не было, что противоречит принципу уголовного судопроизводства – принципу законности.

Руководитель следственного органа в отношении подчиненных следователей обладает широкими полномочиями, предоставленными ему ст. 39 УПК РФ, в том числе отменять незаконные или необоснованные постановления следователя.

При этом уголовно-процессуальный закон не устанавливает ограничения по времени в принятии указанного решения. В связи с чем на практике встречаются случаи отмены постановлений о возбуждении уголовного дела спустя 2-3 месяца, а иногда и позже.

Мы изначально не акцентировали внимание на спорных вопросах, касающихся отмены постановления следователя руководителем следственного органа, так как преследуем другую

ОБЩЕСТВО И ПРАВО • 2017 • № 4 (62)

128

цель. Однако согласны с мнением авторов, выступающих за введение временных рамок для отмены постановления о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа [3, с. 64].

Отсутствие четко регламентированных сроков для принятия решения об отмене постановления о возбуждении уголовного дела не единственный возникающий в связи с этим проблемный вопрос.

Законодатель также не определяет, какое решение необходимо принимать следователю в части изъятых предметов и документов и как процессуально оформлять возвращение изъятого. В случае если лицо было задержано по подозрению в совершении преступления в порядке ст.

91 УПК РФ, а после заключено под стражу, не регламентировано, как поступать – незамедлительно освобождать лицо, что вполне естественно, однако каким образом процессуально это оформить [4, с. 81].

Здесь же «открыт» вопрос о возникновении права на реабилитацию лица при условии, что меры процессуального принуждения в отношении его не применялись.

1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 дек. 2001 г. № 174-ФЗ (с изм. и доп. по сост. на 19 дек. 2016 г.) // Рос. газ. 2001. 22 дек.

2. Шипунова О. В. Смерть лица, совершившего преступление, как основание отказа в возбуждении уголовного дела //Юрид. наука и правоприменительная практика. 2015. № 2(32). С. 189-195.

3. Козявин А.А., Босякова Е.С. Актуальные вопросы, возникающие при отмене постановления следователя о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа // Изв. Юго-Западного гос. ун-та. 2012. № 5-1(44). С. 61-65.

4. Лозовский Д.Н., Фидельский С. В. Дискуссионные вопросы, возникающие в ходе отмены постановления о возбуждении уголовного дела руководителем следственного органа // Вестн. Краснодар. ун-та МВД России. 2014. № 4(26). С. 80-82.

При этом основным вопросом, также не урегулированным на законодательном уровне, является принятие дальнейшего решения по материалам уголовного дела, постановление о возбуждении которого отменено.

Следователь после отмены постановления о возбуждении уголовного дела обязан принять по имеющемуся у него материалу доследственной проверки процессуальное решение, поскольку возбужденного уголовного дела не существует.

По мнению авторов, руководствовавшихся в данном случае положениями ст. 145 УПК РФ, целесообразно принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела по указанному материалу.

Некоторые правоведы считают, что принятие данного решения незаконно, так как принято за пределами установленного УПК РФ срока. Однако мы считаем, что после отмены постановления о возбуждении уголовного дела срок в порядке ст. 144 УПК РФ начинает исчисляться с момента принятия указанного решения.

Иные решения, такие как приостановление производства по делу или прекращение уголовного дела, будут незаконными и необоснованными.

1. Code of Criminal Procedure of the Russian Federation d.d. Dec. 18, 2001 № 174-FL (as amended on Dec. 19, 2016) // Russian newsp. 2001. Dec. 22.

2. Shipunova O.V. Death of the perpetrator of the crime as the grounds for the refusal in excitation of criminal case // Legal science and law enforcement practice. 2015. № 2(32). P. 189-195.

3. Kozyavin A.A., Bosakova E.S. Current issues resulting from the cancellation of the decision of the investigator to initiation criminal proceedings by the head of the investigative body // Proc. of South-West state university. 2012. № 5-1(44). P. 61-65.

4. Lozovsky D.N., Fidelsky S.V Topical issues, arising at the repeal of the investigator's decision to initiate a criminal case by the head of the investigative authority //Bull. of Krasnodar university of Russian MIA. 2014. № 4(26). P. 80-82.

129

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/vozbuzhdenie-ugolovnogo-dela-nekotorye-voprosy-teorii-i-praktiki

������ � �������� ����������� ��������� ���

Практика возбуждения уголовного дела
�� ������ � �� ���� ������� �� ���������, �������� �������� ��������. ����� ������� � ���� ������������� ����� ��������� � ��������� ����������� ��� ����������. � ������, � ������ ������� ������� ����� ������� ����������� ���������� ����. ��� � ��� ��� ����������? � ��������� ���� ��� ���� ��� ����� ���� ����������? ��������� �����������.

������� ���������� ����

��� ������ �������, ��� ��� �� ����, � ������ ��� ���� ����������, �� ������ ������ �������. ��������� ����� ���������� ����������������� ������� ���������� ������������. ��� �������� ����� �������� ����������� �������������. ������������ ���������� � ���� �������� ����������� ���������� ����.

����������� ���������� ���� – ��� ��� ������. ����������� ���� � �������� ����� ���������� ������� ������������� � ����������� ���������� ���� � ��������� ������-�� ����, ���� �� ����� ������������.

��� ����������� ���������� ���� ���������� ������� ������ � ���������.

���������� �������, � ������������ �� ������� 140 ��������-��������������� ������� �� ����� ���� ��������� � ������������, ���� � ��������, ��������� � ����������� ��� ����������� ������������, ���������� �� ������ ����������, ������������� ��������� � ����������� ���������� � ����� �������������. ������ � ���, ����� ������ ����� ���������, ����������� ������, �� ������� ����� ������ � ��������� ������������.

��� ����� ����� ���������� ��������� ����

���� ���, ������� ������������� ����� ���������� ��������� ����, ��������� ��� ��. ������ ���������� ���� ��� ������ ����������. ���� ������� ����������� ���������� ���� �������, �� ��� ���������� �������� � ������������ � ������� ����������� �� ���������� �� �������� ����������� ����.

������ ���������� ��������� ���� �� ����� �������� ��������� ������� ������� ����������. �� ����� ������-���������� � ���������� ��������� – �����������, �����������, �������� � ����� ��������. ����� ����, ��������� ��������� ���� ����� ����� ������� ����� � ������� ��������, ������������ ���������������� �� ������ ��� �������, ����� �������������������� ��� ������������ ����������.

�����������, ����������� � ��������� ������� ��������� ����� ��������� � �������������, �� ���������� ���� ����� ���� � �������� ����� �����������, ������������ ���������� ������������, ����������� ��� ���������� � ������������ ������������ ����. ������ �� ������� � ����������� ���������� ���� ������������ ���������, ������� � ������� ����� ����� ��� �������� ��������������.

��������� � ������� ��������� � ��������� �����

� ����������� �� ������� ������������ ������������, ������ 20 ��� �� �������������� ��������� ������������� ��� ���������, ������-��������� � �������. ������� ����������� ��������� ��� ���������� � ����������� �� ����, � ������ ���� ��������� ������������.

� ������� ������� ������������:

  • ���������� ���������� ������� ����� �������� (��. 115 �.1 ���������� ������� ��);
  • ���������� ��������� ������ ��� ���������� ������ �������������� ��������, ����������� ���������� ���� (��.116 �.1 �� ��);
  • ������� (��.128.1 �.1 �� ��).
  • � ������-��������� ������� ������������:

  • ������������� (��.131 �.1 �� ��) � ��. �������� ������������ ��������� � ����������� ������� (��.132 �.1 �� ��);
  • ���������� ���� ��� ��������������� �������� � ������� ����� (��.137 �.1 �� ��);
  • ��������� ����� ��������� (��.138 �.1 �� ��);
  • ��������� ������������������ ������ (��.139 �.1 �� ��);
  • �������������� ����� � ������ �� ������ ��� ���������� ���������� ������� (��.145 �� ��);
  • ���������� ���������, ��� ���������� ������������� �����������, ���� ��� �������� ������� ����� ��������������� (��.146 �.1, ��.147 �.1 �� ��);
  • �������������, ����������, ��������, ���������� �������������� ������ ����� ������ ��� ��������������� �������� (��.159 – 159.6, 160, 165 �� ��) ����������� � ���� ������ � ����� � ������������ �������������.
  • ��������� ���� �������� � ������-���������� ��������� ������������ �� ����� ��� �� ��������� ������������ ��� ��� ��������� �������������.

    ������ ���� �������� ��������� ������������ �� ���������� ������, � �� ����� ��� ���� ������-���������� ���������, ��� �������, �� ���������� ������ ����������� �� ��������.

    ���������� ����� ���������� ������������ ��������� � ������� ������� ����������� �������.

    �� ����������� ������������� ��������� ���, ��� ��������� ��������� ������ ���������� ���������.

    ������� ����������� ���������� ���� �������� ���������

    ������� ����������� ���������� ���� �������� ��������� ���������� ��. 318 ��� ��. ��� ����� ������� ���������� � �������� ����� � ���������� ����������.

    � ��������� ������� ������� ������������ ���� � ��� ����� ������ �������� �������� ������������, ��� ������� � �����, �������������, ��� ������� ��� ���� ���������. ��� �������� ���������� �����, ����� ���� �������� ������ ��������� ���������� ������������ � ������������ ������������ ����.

    � ��������� ����������� ������ ����������� ���������� ������� � ���� � �������� ���������� ���� � ������������. ����� ����, ������� ������� ������ ���, ������������ � ��������� ��������������� � �������� ������ ����������, ������� ����������� � ���� ��������� ��������.

    ��������� �������� � ����������� ����������� ����� �� ����� ���, � ��������� ������� �������������� ����������� ���������� ����.

    ����������� ������? �������� �� �� ������ �������� � ���������� �����:

    ����������: 7727

    ��� �� ������� �� ������ ������ ������� � �������� ����������� ��������� ���? ���������������� ��, ����������!

    Источник: https://rossovet.ru/articles/item/100/

    Актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела

    Практика возбуждения уголовного дела
    

    В статье рассматривается актуальные проблемы в уголовно-процессуальных нормах относительно стадии возбуждения уголовного дела, как в теории, так и на практике. Авторами приводятся предложения по реформированию данного института.

    Ключевые слова: уголовный процесс, уголовное дело, стадия возбуждения уголовного дела, актуальные проблемы, уголовно-процессуальные нормы

    The article discusses topical problems of criminal procedural law regarding the stage of excitation of criminal case, both in theory and in practice. The authors provide suggestions for reform of this institution.

    Keywords: the criminal process, the criminal case, the stage of initiation of criminal proceedings, actual problems of criminal procedural law

    В последнее время в науке уголовно — процессуального права зачастую имеют место дискуссии касательно необходимости реформирования стадии возбуждения уголовного дела.

    Следует отметить, что на это имеется целый ряд причин: пробелы в уголовно-процессуальных нормах, которые направлены на регулирование деятельность должностных лиц на этапе проверки сообщений о преступлении, значительное отставание национальных правовых норм от опыта зарубежных стран, проблемы правоприменения норм.

    Следует отметить, что Генеральная прокуратура РФ неоднократно обращала внимание на рост жалоб граждан в связи с возникающими фактами незаконного возбуждения уголовных дел, и, наоборот, с необоснованными отказами в их возбуждении.

    Причиной тому, очевидно, является загруженность аппарата предварительного расследования, низкий уровень квалифицированности и профессионализма должностных лиц, фактор коррупционной составляющей [2, c. 201–204].

    Причем большинство подобных затруднений в процессуальном плане возникает именно на стадии возбуждения уголовного дела.

    Не вызывает сомнений, что необходимость внесения изменений в уголовно-процессуальный закон назрела. В связи с чем, предлагаем рассмотреть и изучить наиболее актуальные из возникших на данный момент проблем.

    Во-первых, одним из поводов для возбуждения уголовного дела законодатель называет заявление о преступлении, причем подписанное (именное). В соответствии с ч. 7 ст. 141 УПК РФ «анонимное заявление не может служить поводом для возбуждения уголовного дела» [1].

    Это обуславливается тем, что в случае не анонимности подобного заявления сотрудники их регистрирующие будут обязаны принимать любые заявления о преступлении, в которых, к примеру, отсутствуют признаки, указывающие на состав преступления, и даже содержащие заведомо ложные факты.

    Однако если обратиться к практике других государств, то можно отметить положительные результаты в борьбе с преступностью (например, Республика Казахстан).

    Даже если в таком случае часть заявлений о преступлениях будет содержать ложную информацию, следует учитывать только те, в которых содержатся признаки наличия преступного деяния и отсутствуют обстоятельства, которые могут исключать производство по конкретному уголовному делу.

    Таким образом, полагаем, что в ч.7 ст. 141 УПК РФ необходимо внести изменения и изложить в следующем содержании:

    «Статья 141. Заявление о преступлении

    7. Анонимное заявление о преступлении может служить поводом для возбуждения уголовного дела, если оно содержит данные, указывающие на признаки состава преступления, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу».

    Во-вторых, законодателем не предусмотрен срок передачи сообщения о преступлении по подследственности в силу нормы ст. 145 УПК РФ [1].

    В данном случае возникает вполне имеющий место вопрос, с какого момента следует исчислять срок рассмотрения сообщения о преступлении, переданного по подследственности.

    Подобный пробел нередко становится причиной превышения срока разрешения поступающей информации о совершенных или готовящихся преступлениях и требует законодательной доработки.

    По нашему мнению, для устранения возникшей неточности в процессуальном законе п.3 ч.1 ст. 145 УПК РФ следует изложить в следующем виде:

    Статья 145. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении

    1. …

    3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по делам частного обвинения — в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего кодекса, всрок, не превышающий 24 часов смомента вынесения принятого решения.

    Также вызывает сомнения положения данной статьи в части уведомления заявителя о принятом решении по результатам рассмотрения сообщения о преступлении.

    На практике достаточно распространено явление служебного злоупотребления, которое проявляется в неисполнении должностным лицом требований касаемо порядка извещения заявителя о результатах рассмотрения сообщения, зачастую в адрес последнего постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не направляется либо попросту делается отметка в журнале исходящей корреспонденции датой, соответствующая требованиям [2, c. 201–204].

    Поэтому считаем необходимым дополнение ч.1 и ч.2 ст. 145 УПК РФ с обязательным указанием на такой порядок извещения заявителя о принятом решении, который бы подтверждал именно факт непосредственного его получения и с обязательным приложением в виде копии принятого процессуального решения.

    В-третьих, в научной юридической литературе довольно часто встречаются мнения правоведов в отношении перечня поводов для возбуждения уголовного дела, который законодателем приведен в качестве исчерпывающего, однако, формулировки которого недостаточно конкретизированы.

    Приведем наглядный пример, такой повод, как «сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников» есть ничто иное как — рапорт об обнаружении признаков преступления (согласно положениям ст. 143 УПК РФ) [1], при этом законодатель не определяет перечень источников, из которых могут быть получены непосредственно сообщения о преступлениях [7, c. 6–9].

    Так, если обратиться к законодательной практике зарубежных государств (на примере Белоруссии и Казахстана), то можно отметить, что в нормах права данных стран перечень поводов для возбуждения уголовного дела более чем конкретизирован, и предусматривает в качестве еще одного повода — рапорт должностного лица органа предварительного расследования о получении сообщения о совершенном или готовящемся преступлении [4, c. 27–31].

    Потому имеется необходимость закрепить в отечественном законодательстве более конкретный перечень поводов для возбуждения уголовного дела, добавив в положения ст. 140 УПК РФ еще один — рапорт должностного лица органа предварительного расследования о получении сообщения о совершенном или готовящемся преступлении.

    В-четвертых, при осуществлении проверки заявления о преступлении должностное лицо органа предварительного расследования действует в соответствии с положениями нормы статьи 144 УПК РФ, часть первая которой предусматривает возможность производства некоторых следственных действий до возбуждения уголовного дела, в частности нас интересует освидетельствование. В процессе реализации данной нормы, следовательно (дознаватель) обращается к положениям более частной статьи, а именно ст. 179 УПК РФ, регламентирующей порядок производства освидетельствования. Согласно ч.1 ст. 179 УПК РФ освидетельствованию могут подвергаться только подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и свидетель [1]. А это уже означает, что в данном случае произвести освидетельствование до возбуждения уголовного дела не представляется возможным, поскольку в силу статей 46, 47, 42, 56 УПК РФ — физическое лицо не может приобрести статус подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля соответственно до момента возбуждения уголовного дела (вынесения постановления о возбуждении уголовного дела).

    Данная коллизия правовых норм показывает на существующий пробел в нормах уголовно-процессуального характера, который не может быть устранен ни разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, ни методическими разработками. В таком случае необходимы изменения законодательного плана.

    Например, необходимо внести изменения в положения нормы ч.1 ст. 179 УПК РФ, которые бы прямо указывали, что при определенных предусмотренных законом обстоятельствах производство освидетельствования возможно и в отношении иных физических лиц [5, с. 19–20].

    В связи с чем, полагаем, что необходимо внести соответствующие изменения в ч.1 ст.

    179 УПК РФ, в частности, указать на возможность производства освидетельствования иных физических лиц, заподозренных в совершении деяния, содержащего признаки преступления, и лица, пострадавшего в результате его совершения, при наличии согласия последнего до возбуждения уголовного дела.

    Пожалуй, еще одной немаловажной проблемой следует считать, что на практике в ряде случаев проводится неполная проверка, когда максимально сокращаются количество проводимых должностными лицами, осуществляющими предварительное расследование, проверочных действий. Безусловно, это делается в целях сокращения времени, ресурсов и материальной составляющей. Однако чаще всего подобной полученной информации оказывается как минимум недостаточно для принятия законного и обоснованного решения [4, c. 27–31].

    В то же время, нередко при рассмотрении вопроса о проверки сообщения о преступлении, становится такой проблемный момент, как не процессуальное расширение должностными лицами рамок проверки с целью установления данных, не имеющих отношение к разрешению сообщения.

    Так, самым, как показывает практика, распространенным случаем является — установление следователями и дознавателями лица, совершившего преступное деяние. Данное действие не входит в саму задачу проверки сообщений о преступлениях.

    Отсюда следует вывод, что подобные манипуляции оттягивают процедуру возбуждения уголовного дела, в последствие чего утрачиваются важные доказательства, которые могли бы послужить своевременному раскрытию преступления.

    В процессе доследственной проверки заявления (сообщения) о преступлениях уголовно-процессуальная деятельность на стадии возбуждения уголовного дела претерпевает различного рода изменения, как положительного, так и отрицательного характера [6, c. 42–44].

    Именно по этой причине процессуальные нормы, определяющие порядок и правила осуществления процессуальной деятельности, вероятнее всего, подвергаются различного рода дополнениям и изменениям.

    Как раз вследствие этого содержание и смысл некоторых из них сложны для понимания правоприменителя.

    Следует отметить, что необходимо оптимизировать правовое регулирование деятельности должностных лиц по проверке сообщений о преступлениях для того, чтобы создать и укрепить гарантии для соблюдения прав граждан, при этом учитывая интересы общества, структуры правоохранительных органов, судебного производства и государства в целом [3, c. 10–12].

    Таким образом, как мы уже выяснили, ряд положений уголовно-процессуального кодекса РФ имеет неточность и пробелы в плане правового регулирования процедуры возбуждения уголовного дела.

    Поэтому полагаем, что необходимость дальнейшего реформирования стадии возбуждения уголовного дела посредством внесения изменений и совершенствования законодателем некоторых процессуальных норм, регламентирующих данную стадию уголовного судопроизводства, назрела.

    Однако, невзирая на существующие на данный момент пробелы в процессуальных нормах в отношении развития и функционирования института возбуждения уголовного дела в законодательстве России, эта первоначальная стадии уголовного судопроизводства остается эффективной и открытой гарантией реализации и защиты прав и законных интересов человека и гражданина.

    Литература:

    Источник: https://moluch.ru/archive/138/38662/

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.